Автор песен Ольга Афраймович
Главная Новости Статьи Стихи и песни Альбомы Фотографии Рисунки Ссылки Связь


I. Волчий виноград          II. Облик          III. Письмо в никуда         IV. Время бабочки

Вернуться к Оглавлению




В О Л Ч И Й    В И Н О Г Р А Д


БУСЫ

Она еще не родилась,
Она и музыка и слово,
И потому всего живого
Ненарушаемая связь.
   О. Мандельштам

Сестры - тяжесть и нежность,
одинаковы ваши приметы…
   О. Мандельштам

1

Только бусы на ней:
Поднесешь - и услышишь гул
Гладких морем камней,
Коих много на берегу…

Как тепло у лица -
Удивиться и удивить,
Как ступеньки с крыльца,
Темно-синего от любви.

Как молитва в глуши,
Где дышать и дышать, пока
Мне не жалко сушить
Пересохшего языка

И натянутых жил, -
Где теперь на меня глядят
Все, носившие жизнь,
Как любимейшее дитя,

Все, обретшие кров…
И полуночные века
Протекают на зов
С потолочного холодка.

И плывут на ветру,
Задевая за фонари,
Звуки пепельных струн
И задумчивых окарин.

Звуки рвут якоря.
Это музыка или тьма?
Ей не страшно нырять,
Привыкая сходить с ума,

Всей щекой - в холода,
Чтоб оттаять узор в окне
И, как нищенке, ждать
Нитку дыма и горсть камней,

Не вобравших тоску,
Незаметных в самих себе,
Словно птиц на току
Потакание ворожбе -

Что несет и несет,
Увлекая в небытие…
Только бусы. И все.
Что останется от нее.

2

Ей свято и пусто,
И небо-подросток
Само отогреться
Склонилось над ней,
Как верное чувство,
Возникшее просто
У самого сердца
В большой тишине.

3

Я всегда знала,
Что это долгая история,
Но когда жизнь исчерпает время -
Мы будем как камни,
Теплые гладкие камни,
Обточенные морем,
Вобравшие солнце
И научившиеся отдавать
Так, как раньше умели ждать.
Но -
Это совсем другая история -
О мире, в котором не бывает зимы.

4

Когда страдание поет,
Не зная тьмы своей влюбленной, -
Ах, только б знать, что цель ее
Всегда бывает утоленной.

"И будь что будет, все равно
Среди картин, идущих в окна…"
Чем крепче держишь полотно,
Тем чаще сыплются волокна -

А новым вроде бы не срок.
Пора брести, не снов алкая, -
Но в пыль несбывшихся дорог
Босыми пальцами вникая.

Где, что ни след, то чей-то рок -
Но ткань распалась под дыханьем,
И что-то брезжит между строк
Всем наболевшего исканья,

И вынет спекшуюся соль,
И новых требует мистерий,
И сознает свое лицо
В веселом воздухе потери.

Вот если выплакать глаза
В любом из направлений горя -
И то, что видит, выйдет за,
Как лодка, брошенная в море.

А может, море за окном
Всегда - покорнейшее, ланье?
"И будь что будет, все равно -
Вот только кончится камланье…"

5

Странное дело:
Почему прохожий
Идет-идет,
Да вдруг заговорит молитвой -
То ли с солнышком,
То ли с пылинкой,
И не плача,
И не смеясь.
И ни о чем не просит -
Только к уху подносит
Гладкую гальку морскую:
"О чем гудит? "
И гудит похоже,
Как у других прохожих -
Но те не слушают
И не отвечают.
Только тот,
Кто проходит следом -
Ни до, ни после,
А о том же -
Идет-идет,
Да вдруг заговорит
С пылью на теплой дороге.

6

Как будто засохшей лозы
Негромкое, в такт, громыхание.
Мне нравится этот язык
За то, что в нем нет придыхания

Сырой от дождя похвальбы
И крика последнего птичьего,
Что в нем ничего - от судьбы,
Что в нем ничего - от обличия,

Но только вскрывающий хруст
Внезапно нахлынувшей млечности…
Ах, сладко стоять на ветру
И знать о своей бесконечности.

7

Корпеть со спутанным клубком
Из тонких веток -
И нитку в тонкое ушко
Вдевать без света.

И терпеливая, в узде,
Сухая жалость
О тех, чья жизнь стояла здесь -
И состоялась.

К кому ж, в какое решето
Из тьмы беззвездной?
А ты целуешь, как никто,
Упругий воздух.

Хрустит оконная слюда
Песком на спицах:
И оборачиваться вдаль -
И не напиться.

Я говорю: пустыня, сушь,
Песок в глазницах…
И жизнь, что держат на весу,
Все длится, длится.

8

Песок и соль - а соль крута,
И едкий вкус всегда заметен -
Не потому ли ты, мечта,
Растешь, как брошенные дети:

Чтобы однажды в ветхий дом
Ворваться из большого гула -
А я случайным мотыльком
К большой груди твоей прильнула.

Смотри: в такой голубизне
Все резче узенькие плечи…
И эта жизнь горька вполне,
Как состоявшаяся встреча.

Я говорю: пустынный край,
Песок и соль в стакане каждом -
Но умоляю, повторяй
Слова, что утоляют жажду.

Вся тяжесть здесь, вся нежность здесь
И невозможный краткий отдых,
Пока вниманье держит взвесь:
Тяжи и нити - воздух, воздух -

Которым обморок горит,
Которым обморок поется,
В провал сознание летит,
Но нить не гаснет и не рвется,

И веткой тянется вовне -
В неутолимую безбрежность…
Какая мощь дрожит над ней,
Какая нежность.

9

Катит берег вода
В потакание ворожбе,
Раскачалась звезда
У полуночи на губе:

Выдох с нежностью - ниц,
Вдох до тяжести - и провал…
Острым краем границ
Ветер сумерки изорвал,

Вскрыл просвет - и ушел
В то же редкое решето,
В золотой произвол,
В луч падения золотой.

Горечь светлая, но
Невеликая и корысть
Соли крупной зерно,
Как орехи, зубами грызть:

Обжигая язык -
Растекается немотой;
У засохшей лозы
Слушай, выпавший золотой,

Как в молчания скит
Бьются бусинки-якоря -
Впрочем, стенки тонки,
Как у мыльного пузыря.

Пока пыль, пока звон
И пустые глаза икон -
Счисти пленку примет,
Никого на дороге нет.

Пока дует с границ
В дыры выплаканных глазниц -
Не гаси, не гаси
Распоясавшуюся синь,

И прощальный кивок,
И весенней воды глоток.
Но тепло у лица…
Но сияние от крыльца…


ПЛЕННИЦА  56 Kbps

Пусти меня, ворог, пленницу…
Иль крепче держи в поводе.
Пустые ли ведра в лес несу
По воду, по воду.
К ночи - вино кипучее,
А не допил - мучайся:
Труды твои нетворящие,
Пруды твои - стоячие.
Сквитаться успели вроде бы.
Будто потеря? Полноте…
Скитальцев своих юродивых
Забудете. Не вспомните.
Твое собачье по двору
В спину мне зло щерилось,
Что им-то с меня да поутру -
Разве что шерсти клок…
С теплыми еще венами -
Живую еще - зовешь меня
В жены твои неверные,
В церкви твои безбожные!
Сердце любовь выстонет -
Бросилась вам под ноги!
Только вчера на выданье,
Завтра - свободная.
Сегодня - коли успеете -
Ведите к священнику!
Угодно ли - первой свежести
Водицы прощения?

Пусти меня, мир, пленницу…
Пусти ты меня по лестнице…


ЦАРСКОЕ УГОЩЕНИЕ  56 Kbps

Сколоты, сколоты
Льдинки - полны колодцы,
Зубы на холоде
Стынут - да сладко пьется.
На: зацепило - вынуло -
Развязало,
Мыла меня весна
Бессмысленными слезами,
В голос (ай, хороша!)
Дразнила моих кощеев:
Зреет к столу душа -
Царское угощенье.

А вот и уродец мой -
Я не боюсь уродца
(Страшен удар прямой,
Но я не хочу бороться),
Срок ли ему пришел -
Снова в глазах маячит,
Днем теребит подол -
Ночью играет в мячик,
Ластится, предвкушая
Новые ощущенья:
Видно, вкусна душа -
Царское угощенье!

Это же не беда,
Что капли долбят затылок,
Лишь бы его еда,
Зреючи, не простыла:
Агнец в невинном сне,
Плюнув на всех уродцев,
Вздрагивает на дне
Бездонного колодца…
В ставни скользят лучи,
Шепотом ходят мыши,
Вроде бы не кричит -
А ничего не слышит.

Сколоты, сколоты
Льдинки - испей водицы…
Молотом, молотом
Стены и черепицу,
Будто рождается, -
В полную закричала,
Не дождалась конца -
Не помнила, что сначала,
Чтобы поймать лучи,
Лбом прошибала крышу,
Крикнет да помолчит -
А ничего не слышит…


ТЕРПЕЛИВЫМ

В мире, где всяк сгорблен и взмылен,
Знаю - один мне равносилен.
   М.Цветаева

С моей - ни одна душа
Не ведала равноценность.
Не тронута. Чуть дыша -
Терплю неприкосновенность.

Безжалобна и жадна -
Чувствительная бесплотность -
Беззвучно терпеть вольна
Житейскую непригодность.

Смертелен любой исход
(По смерти в году, не реже),
Исчисленный - новый - год,
Зубовный скрывая скрежет,

Стерплю. Терпеливым - пост,
Изветренность, сушь, измена…
Как жаден, изветрен, прост -
Ты - что неприкосновенен.


БЕГЛЯНКА  56 Kbps

Краткосрочно затишье у смуты,
Жизни час - тем цветам на столе,
Ежезимне - вздыхать по кому-то,
Ежевесно - изменой болеть…
Впрочем, кто говорит про измену?
Неизменно творя произвол,
Я вдыхаю разреженный воздух -
                подменный! -
В нем дыхания нет твоего.

Одиночество не безысходно -
Ни печали, ни гнева, ни зла.
Только даже у самых свободных
В мире делится все пополам!
Впрочем, верую - верят же дети -
В нахождение двух половин…
Вероятно, в каком-нибудь
             прошлом столетье
Задыхался и ты без любви.

Знаю, скоро ты сгинешь в пустыне,
Если так - я сильнее тебя.
За беспечную эту гордыню
Все задетые мною скорбят,
Впрочем, страшно ли быть неугодной?
Слишком поздно - себе изменять,
Я дышу этим воздухом -
             резким, холодным, -
Значит, время не судит меня.

Тишина - только смуты изнанка,
Жизни час - тем цветам на столе,
Называют отныне беглянкой -
А беглянок не чтут на земле…
Впрочем, кто говорит про измену?
Неизменно творя произвол,
Я вдыхаю разреженный воздух -
                подменный! -
В нем дыхания нет твоего.


АПРЕЛЬСКОЕ


56 Kbps

Дождь вторую ночь точится,
Вся душа опять выболит,
Сможет ли апрель кончиться,
С середины чист дочиста?

Будет тебе день ветреный,
С середины жар выдует,
Отведешь глаза медленно,
Все равно поймут - ветрена.

Талый снег - вода колкая,
Да не утолит - вытолит,
Что тебе весна долгая,
Что тебя во мне трогает?

Дождь вторую ночь точится,
Что душа опять выболит?
А с чего весне кончиться -
Чист со мною, чист дочиста.


2

Освещена, освящена,
Упрямой верой отогрета,
Покуда не обожжена -
Весна протянется до лета.

До лета - срок, до лета - знак,
Что не согнет и не оставит,
О день весны, да будет так,
Чтоб не отнять и не прибавить -

Самодостаточности хмель,
Чтоб не искать такой причины,
Как этот ветреный апрель
С дождями раньше середины.


РТУТЬ


1

Болишь во мне - или светишься?
Горишь во мне - или мечешься?
Без спроса шаги твои слушаю,
Подарков твоих мне не надобно -
Сорокой-воровкой нескладною,
До слез на сияние падкою,
Монетки блестящие крадены,
И жжет сторона оборотная…


2

Ни тени, ни слова, ни шороха -
Гора отсыревшего пороха,
Молитвой моей безголосою
Четыре стены сотрясаются…
Слепыми, нагими, тверезыми
Такие на свет появляются.


3

Об этом знают только зеркала.
И тот - до пересохшего колодца
Идущий. А развилка солгала,
Для смеху. Выбирать и не придется.

Так я несу любимую беду -
Под сердцем, как священного младенца,
И в самом зазеркальнейшем году
Младенцу будет негде отогреться.

Не понимая - рвется голос - ртуть
Себя же повторит и растеряет.
Так ртутный шарик из груди да в грудь
Твою на расстоянье попадает.

Об этом знают только зеркала
И тот, кто любит - с тем же свойством редким
Не обмануться, если боль лгала,
Читая мысли, родинки и метки.

Ни успокоить, ни убить, - скользя
По меткам. А полюбят - даром,
Как дети, если выразить нельзя,
Как любят ночь и старую гитару…

Не понимая - рвется голос - ртуть
Себя же повторит и растеряет.
Так ртутный шарик из груди да в грудь
Мою на расстоянье попадает.

Об этом знает… знает… кто-нибудь.


АРШАНСКАЯ ПЕСНЯ  56 Kbps


Снег просыпается в черное сито,
Ветки прозрачные в окна раскрытые
Тянутся, в искрах от снежной муки.
Дом окружен, обречен на безлюдье
Снежным шуршащим ночным баламутьем,
Гор полукруг, ожиданья круги.

В полузабытом мучительном круге
Снег заскрипит под шагами упругими,
Прячется в инее свет строгих глаз.
Вышел к огню, стосковавшись по ласке,
Прямо из горной застуженной сказки -
Боже, не слишком ли счастья для нас?

Ночь просыпается хлопьями в вечность,
Руки, прозрачную тратя беспечность,
Тянутся, в искрах космических сил.
Дом защищен, обречен на спасенье
Тайным безумным ночным провиденьем,
Круг полнолуния снег перекрыл.


РАНА


1

В рыке рыси раненой
Нет нытья - житья осколок:
Быть тебе украденной,
Дольний твой недолог

Путь - вокруг да около,
Пуще майся - пообтешут,
Уж тебя потрогают,
Уж тебя почешут,

По рукам, да по глазам
Прутья хлестче, да с оттяжкой,
По следам - по полосам -
Не тебя, бродяжку,

Прочитают голосом
Светлым, будто и нездешним…
Что ж, кудрявым волосом,
Жалобой потешной

Умилила - досыта?
Рыка моего не слышно! -
Пропадет ведь пропадом
Мой осколок лишний.


2

Живая - открытая рана,
Живая - измученный бес,
Глядящий отчаянно-странно
Из тела бескровного, бес-
телесного даже, немого,
Беспомощного, все в обрез
Дано. Но живого, живого! -
Как мой кровоточащий бес.
Живая - без сна и молитвы,
Живая - за шаг до любви,
Как будто грядущие битвы
Знакомы до боли - зови:
Я нежностью все затопила,
Я ровня, я злая оса
Твоей ностальгии, я сила…
Живая - за шаг до конца.


3

Что накликаю - все исполнится,
Недозревшее - не дотронется,
Недошедшее - непривычное,
Тесно в кухоньке со "Столичною".
Нескупая ты, да неласкова,
Все с сомнением да с опаскою,
Локти кусаны с угрызеньями
Глупой совести в ночь осеннюю.

Что ж до памяти - не завишу я.
Отпустите впрок возлюбившую,
Не терпевшую, не отдавшую,
Уходившую, пропадавшую,
Ожидавшую наваждения,
Мне под горлышко - пробуждение,
Мне по горлышко - до развязочки,
Комом в горлышке - мои сказочки.

Осень к горлышку - до развязочки,
Ветер в щелочки сквозь замазочку,
Жду до времени истечения,
Страшно, лапушки, с пробуждения.
Нескупа была, да неслажена,
Недобужена, недоглажена,
Все иголочки не по-вашему,
Уязвимая со вчерашнего.

Как накликаю - не останешься,
К верхней полочке не дотянешься,
Рву по кровному, правда гольная,
Как подросток я - недовольная.
Вот загадочка - рву по ниточке,
По нешитому - снова выточка,
Дырку новую - черной краскою…
Будьте суетны, будьте ласковы.


* * *


То ли во граде первом - денно и нощно: "Слава!"
- Трудной тебе дороги, сердце мое…
То ли во граде втором - колокол самый звонкий!
- Вот тебе луч-поводырь, сердце мое…
То ли во граде третьем - раненой птицы крик!
- Вот тебе боль-попутчик, сердце мое…



МОЛИТВЫ КУКЛЫ


1. Терновый куст  56 Kbps

Скупостью по радости -
Темная, темная,
Мудростью по данности -
Скромная, скромная,

Платье новое я шила - примерить дай,
В куст терновый не бросай меня, не бросай,
Там шипы острее совести, пожалей -
Будет ли нежнее песня любви моей?

Выгораю угольно -
Близко дно, скоро дно,
На морозе углем быть -
Холодно, холодно,

Платье рваное я штопаю - погоди,
В куст терновый не сади меня, не сади,
Там шипы острее совести, пожалей -
Будет ли нежнее песня любви моей?

Ждать и не дождаться мне -
Вольная, вольная,
Как струна в вибрации -
Больно мне, больно мне…

Нет, не стану себе платьев кроить-чинить,
Как могла в такую данность я угодить?
Наколю себя на иглы твоих ветвей -
Будет ли нежнее песня любви моей?



2. Просьба

Вне удивленья и вне ожиданья событий -
Жизнь ли? - О небо, терпенью не будет конца!
Связаны руки. А я покоряюсь - ведите,
Но, умоляю, снимите повязку с лица.



3. Ангел

Из сна в другой. А снится, что проснулся, -
Запутались волокна тонкой пряжи,
Забылся, заблудился, не вернулся -
Твой ангел ничего тебе не скажет.

Урывки сна - растерзанные клочья,
Бессонница: на лбу и пальцах сажа…
Ты можешь спать спокойно этой ночью -
Твой ангел ничего тебе не скажет.

Держите чутко ушки на макушке:
Такие откровения - не лажа,
Храните просветленных под подушкой…
Но ангел ничего тебе не скажет.



4. Кукла

Я верую: прекрасно мирозданье,
В котором место есть такой рабе,
Что предпочтет смиреннейшей мольбе
Нелепое подчас негодованье.

Сосуд, пустышка, кукла - как невинно,
Не плакавши от битого стекла, -
Я требую, чтоб кровью истекла
В трагедии высокой героиня.

Чем громче каюсь, тем строптивей ропот
Гордыни - возвеличивая роль,
С готовностью приму любую боль…
Но истекаю - клюквенным сиропом.



5. Покаянное

И, притворясь несчастным,
Сочно цветет растенье…
Господи, ежечасно
Жду твоего прощенья.



6. Про колобка

Что ж теперь…хныкать нечего,
Сказочек не рассказывай:
Сны нагоняла вечные,
Да не пора ль завязывать?
Нынче-то лишь про мороки,
Казни - за что не ведаю, -
Бегаю от топорика
И с головой беседую:
Жаль мне тебя, кудрявую,
Жалко, не приклоненную,
Правую и неправую,
Злую и непреклонную -
Табу на шее ломаной,
Как тебе трепыхается?
Цепи не мною кованы -
Тошно просить да каяться,
Табу не мной навязано -
Мне-то какая разница,
С нежной какой гримасою
Мой колобок покатится,
Мне-то уже до лампочки,
Что топоры наточены -
Гибну за ради сказочки,
Сказочки незаконченной.



7. Игра в слова

Игра в слова
Что игра с огнем:
Узнал - пропал,
Не узнал - засох,
Ну кто же знал,
Что темнее днем,
Когда бы так -
Быть светлее мог.

Гляжу, темна,
Не боюсь глядеть,
Закон слепых -
Глаз закрыть не смей,
Такой спине
Бесполезна плеть,
И сладок яд, -
Отравись, но пей.

И томно пью,
Мой такой каприз, -
Хоть суди меня,
Хоть умащивай,
И синим пламенем
Занялись
Слова -
А про срок не спрашивай.



8. От твоей ли игры

Чтобы заживо сгнить не успеть
От щедрот твоих, от щедрот -
Ты пошли мне когда-нибудь быструю смерть,
От щедрот своих, от щедрот.

Чтоб в прыжке, чертыхаясь навзрыд,
В высшей точке, паденья до,
До минуты, которой прыжок перекрыт,
Мне текущей застыть водой.

Как гордыня больная поет:
Вон из кучи, из ряда вон!
От твоей ли игры, от твоих ли щедрот
Мой - минутой застывший - стон?



9. Обмираю

Мне жить и жить,
Все потому лишь -
Со мной ты шутишь,
Меня обжулишь,
Со мной шалишь -
Не отмеряешь
(Так обмираю,
Как чуть ужалишь),
Как чуть кольнешь -
Щенком виляю,
Все представляю,
Что обновляю,
Но чуть блеснешь -
И снова блекну,
И солнцу меркнуть,
Что светит мелко,
И меры сверх
Жестокосердый -
По мелким меркам,
Высокомерно
Сердит и сер -
Чуть отмеряешь,
Дразнишь-играешь,
Я ж - обмираю



10. Не сказал  56 Kbps

Распрямила бы я плечи, -
В черный без окошек зал
Он принес мне пару свечек,
А что делать - не сказал…

Жду последнего звонка,
Сердце камушком,
Нет начала мне,
Только зернышка
Непроросшего сладка
Сердцевиночка, -
Обещало свет
Мое солнышко…

Я дышала бы и пела,
Только - плакать не могу, -
Та свеча уже сгорела,
Я вторую берегу,

Пуще глаза своего,
Пуще нежности,
Что нетронутой
Возвращала вам,
И теперь мне далеко
До безгрешности -
С языка не жаль
Слова шалого -

Разве скуден чудесами?
Мне же застит белый свет
Обгоревшей свечки пламя,
Капли, капли на паркет…

Жду последнего звонка,
Сердце камушком,
Нет начала мне,
Только с донышка -
Дума, муторно сладка
Передышкою -
Дунь на шалую,
Мое солнышко…

Распрямила бы я плечи, -
В черный без окошек зал
Он принес мне пару свечек,
А что делать - не сказал…



11. Мало

Неотвратимо - необратимо,
Как холод снизу до поясницы,
До рези в горле, песка в ресницах, -
Когда бы только - когда бы мимо!

С какой бесовкой хожу в обнимку,
С какого сглаза едала хлеба,
Чего-то ради - какого неба -
По дну царапаюсь, невидимка?

Кусок не к горлу, душа не к месту,
Рукам неволя - хороших много,
Бери любого - его не трогай,
Да все сестренка, а не невеста,

Да все чужая, а не сестренка,
Кого пригрела - кого украла,
Душите, черти! - неужто мало?

Давите слева, где бьется тонко,
Сама узнала - сама сказала,
Душите, черти! - неужто мало?

Дерите струнку - рвалась бы звонко -
Мол, "душно, няня", и про Тантала,
Душите, черти! - неужто мало?

12. После Рождества

Мертвы снежинки после Рождества,
Лениво им на белое ложиться…
Как странно мне, что я еще жива,
Но страшно, что не стану суетиться,
А если вкруг оси своей кружиться -
Калейдоскопом детским голова,
Ссыпаются тяжелые слова,
Такие мертвые, что после Рождества
До самой Пасхи хочется забыться.

Как просто мне бывает воскресать -
Как сбросить гарь последней сигареты,
Не страшно даже ласки недобрать -
Сам черт меня боится не согретой,
И, если верить в прежние приметы,
Недолго мне осталось умирать…
Мне, право, больше нечего терять -
Картинки сыплются, пока рукой подать
До лампы электрического света.

Мертвы снежинки - мертвые слова,
Лениво им на белое ложиться…
Не странно вам, что я еще жива,
Но странно, что не стану суетиться,
А стану вкруг оси своей кружиться -
Калейдоскопом детским голова,
Там мерзлый снег и белые слова,
Такие мертвые, что после Рождества
До самой Пасхи хочется забыться.



13. Голос

Если бы снегом до крыши мой дом занесло -
Ждать бы тогда у окна, торжествуя поминки:
Исчезновение старой до зуда картинки,
Исчезновение мира за мутным стеклом…

Размыкается круг - жаль, что не навсегда,
Разрушается мир - жаль, что не без следа,
А за ним, как ни тщусь, пустота.

О распахни, о помилуй, дорога длинна -
Снова искать оправдания собственной тени?
Не пожалею уставшую от пробуждений
Вечную девочку возле слепого окна:

Лишь добавить огня, и притворства чуть-чуть,
Бить себя по рукам и клевать себе грудь,
А зачем это было - забудь.

Сколько отдашь за грошовую эту войну,
Сколько закланий и жертв возвратится обратно?
Слух - это дар из даров, раз глуха - виновата:
Гордостью всей - непомерной, ненужной - тону.

Это горлом идет исторгаемый яд,
Это тают снега, это близится март,
Слышишь - громче и громче - набат…

Это не страх, это - стыд за потерянный зов,
Жалкая смерть в ожиданье инструкции свыше,
Чтоб, научившись молчать, наконец-то услышать
Собственный голос - тишайший из всех голосов.



ТАРАНТЕЛЛА  56 Kbps


А небо упало - послушай, зачем оно
Падает, словно дитя?
И сразу - открытое сердцетечение,
Этого мне не простят…
И ведьма своим помелом подметала
Разбитого моря стекло,
И небо с землей поменялись местами,
И стало от ветра тепло!

И сотни безумных колёс застучали
По рельсам забытого сна.
Колеса стучали, а птицы кричали -
Такая была тишина!
Но - чтобы признаться… - так этого мало,
Кто хочет прослыть подлецом?
Так крепко в руках эту землю сжимала,
Что пламя дышало в лицо!

Я спорила много, я спорила долго
С лукавой менялой-судьбой:
Чего она, дура, без всякого толка
Таскает меня за собой?
Как будто две точки слепые в пространстве
Сойдутся когда по прямой,
Как будто бы можно из тысячи странствий
Вернуться из дома домой!

Да мне ли не знать, где собака зарыта?
Забыла, махнула рукой…
У мертвого моря с разбитым корытом
Я свой созерцаю покой.
И, чтобы не сбиться, я каплю за каплей
Звенящей считаю назло
Той буре, чья пища - мой утлый кораблик,
Чье горе - мое ремесло!



ИДИОТ


56 Kbps

То ли деготь мне милей, то ли мед?
Люльку, ветер, покачай на себе.
А всего милее тот идиот -
Что уходит, пока чай не вскипел.
Мал золотник - да дороже иных,
Что под небом как бельмо на глазу,
Хей, малютка, поплывем без вины
В бурю по морю да в старом тазу.

В бурю по морю да нет никого -
Не узнать и не поймать беглеца,
Чем с такою рожей ждать приговор -
Лучше б быть тебе совсем без лица,
Чем забыться за дурной ворожбой -
Лучше звонкой пустоты допьяна,
Глянь, как весело ведут на убой:
С сердца - камень, да с очей - пелена!..

То ли мутная вода улеглась,
То ли ветер колыбельные пел -
Еле помнится, как тешились всласть
Тем, что было, пока чай не вскипел.
То ли деготь это был, то ли мед?
Люльку, ветер, уноси далеко -
Чтоб забылся даже тот идиот,
Чтоб не сохло на губах молоко.



2

Знать, упрямей всех на свете
Брат и ворог мой.
Кто тебя вот так пометил…
Старое клеймо.

Как мое совсем. И бог с ним, -
Прячься, серый вор.
Ветра странствий вой и посвист -
Волчий разговор.

Пробудить тебя отчаясь,
Колыбель твою качаю, -
Спрячь покуда белые клыки,
Но в ночи, что мною хочет
Песней долгой неумолчной -
Жар моей протянутой руки.



3  56 Kbps

Звезды покажут час выхода на берег.
Версты преодолеть сил не даст иных:
Мне за тебя - кричать в запертые двери,
Мне за тебя - жалеть всех людей земных…

Вон - поневоле слаб, по незнанью смертен.
Сон - снится никому: зыбкая свеча,
Стон. Если бы не он - под небесной твердью
Кто б меня муке-музыке обучал?

Рвался к вершине звук призывною силой,
Падала жизнь из рук проливным дождем -
В снег, где из века в век у Любви просила:
Будь! - Помню только путь да высокий дом.

Ток в океане мук: за волнами волны…
Ночь поднимала к небу волну-печаль.
Ангел бессонный, музыкой опаленный,
Плача, до света в сердце мое стучал.

А в воскресенье радость сошла незванно,
А в новоселье, празднуя и любя,
Разоблачаясь в солнце обетованном, -
Я попрошу за всех, будто за тебя.



ПРО СИНИХ ПТИЦ


Может, не узнаешь,
Может, не услышишь,
Сторона земная
Не подпустит ближе -
Ближе руки к руке,
Кожи к коже,
Ближе зрачков в глотке -
Здесь негоже…

Правда, а не чудо:
Сызмалу, сначала
Теплых птиц оттуда
Я в руках держала,
Сколько их - глупышек синих -
Понатаскала,
Холила, выжить просила -
Да подыхали…

Как опять прогонят -
Поиграем в прятки -
Теплые ладони,
Вечная загадка:
Может быть, услышишь,
Может быть, узнаешь,
Нас подпустит ближе
Сторона земная…



СТРАХ


Как в большую дыру на паркете
Все с испугом глядят на меня…
О, замерзшие сукины дети,
До чего ж мы боимся огня!

Два живых соблазняющих глаза
Заставляют в горячке гореть,
Кто не вырвал бы с корнем заразу,
Лишь бы только - туда - не смотреть?

Два живых соблазняющих глаза
Увядают - вольно же терпеть…
До великого смертного часа -
Не успеть, не успеть, не успеть!

В равной степени страшно - о, боже! -
Рева тигра и писка мышей…
Что ж, неведенья толстая кожа -
Во защиту трусливых ушей.

Кто ласкал свою белую птицу?
Кто пещерных не гнал пауков?
О, не дай им вовек заблудиться
Среди мертвых твоих городов!

Этот страх - не к скончанию света -
Просто плавится чья-то броня…
О, замерзшие сукины дети,
До чего ж мы боимся огня!



КОЛОКОЛЬНЫЙ СОН


1. Nigredo

То ли больница - не кров -
То ли сам себя предал:
Мол, будь здоров
Там, на своем Nigredo,
А тут - двери с петель -
Вечер-невечер…
Полетай, мой пепел,
С ветром в неба чернь!

То овечий пух, то вороний глаз,
То крыло - одно - так назначено:
Белых стад пастух проворонил… Ах,
Как любила ночь, - нет меня черней!

В ночь не петь - не жить. Прогони ж опять
По долгам людей - во служение:
Где вина просить, где вины снискать,
Где искать в воде отражения!

Колокольным сном, колокольным лбом
В мостовые биться с поклонами…
Только белым днем за таким огнем
Головы беречь - нету гонора!

Ты не бойся петь на таком огне -
Я хоть старый вор - сосчитаемся:
Белый снег - тебе, черный ветер - мне.
Колокольчик - даром старается.



2. Вода  56 Kbps

Средь множества наречий
Во тьме изнемогли.
Так выйди им навстречу -
Испей печаль земли…
Утихли отголоски,
Какая немота!
В туманах вавилонских
Все башни изо льда.

Врагам моим в угоду
Оковы приготовь:
Возьми мою свободу -
Верни мою любовь!
Неужто сердце - камень,
Летящий в никуда?
Как будто под ногами
Лишь темная вода…

Обман любых обличий
Стерплю. Не прекословь!
Возьми мой голос птичий -
Верни мою любовь!
В беспамятстве, в опале -
Я помню тот язык!
Неужто не позвали,
И не отсюда крик?

Средь множества наречий
Во тьме изнемогли.
Иду к тебе навстречу,
Не чувствуя земли.
Неужто сердце - камень?
Какая немота…
Как будто под ногами
Лишь темная вода.



3. Пожарище  56 Kbps

Жалея самым черным днем,
Не обнеси меня огнем,
Помилуй - жарь еще!
На бочке сплю пороховой,
Вдыхаю дым - мне дом родной
Мое пожарище.

Когда горю - ни дать, ни взять, -
В молитве мысленной опять
Тянусь из кожи вон
И рву по нитке от судьбы,
Могла ж плести ее -
Да было бы предложено…

Для смерти все мы хороши,
И нет творца и разрушителя
Опаснее,
О как безжалостно-груба -
Я благодарная раба ее
И пассия -

Воздушный шарик в вышине,
Лишь перед нею я нежнею
И блаженнею,
Лишь перед нею я легка,
Как все, кто до смерти алкал
Самосожжения!..

На пепелище - новый храм,
Ловлю в просторе: "Аз воздам -
Как никогда еще," -
Что так не будет мне тепло,
Что так не будет мне светло -
Как на пожарище!



4. Бдение  56 Kbps

То ли вправду,
То ль задаром мерещится
Как безумная беда
В море плещется?
Закружи - не отпускай -
В звездном неводе,
Слез несметных жемчуга…
Эка невидаль.

Нить серебряную тку
В утро раннее,
Не роняй меня от губ -
От дыхания!
Звуки всенощного бдения
Скликаются,
А круги да по воде -
Разбегаются…

В свете тихая, стою
Завороженно, -
Как заброшенный приют,
Дар непрошеный:
Так далече водит ночь
За бессонницей…
Шелестит веретено.
Спать - не хочется.



5. Флажок  56 Kbps

Выпала такая блажь -
Болтаться на ветру
Оранжевым флажком-огарком.
Выпросила вам тепла -
Уже из Самых рук -
Берите все, кому не жарко!
   Будет все по пожеланию,
   По заклинанию,
   По баловству!

Вырви-клочьями
По закоулочкам,
По нити шелковой
На подоконник -
Между прочими
Разбилась, дурочка,
А не понравится -
Пускай прогонят…
   Будет все по пожеланию,
   По заклинанию,
   По баловству!

Выпала такая блажь -
Болтаться на ветру
Оранжевым флажком-огарком.
Докричалась, дождалась:
Звенигород во грудь -
Глядите все, кому не ярко!
   Будет все по пожеланию,
   По заклинанию,
   По баловству!



6. Молитва Земли

Раду-раду-радуга -
Не во поле зрения,
Рады-рады-рады бы -
Кабы не везение:
Вечные садовники,
Боги многоликие
В зарослях терновника
Горе мое кликают.

Вот труды отрадные -
Трав тишайших пение…
Как за славу ратную -
За долготерпение:
Утомитесь, резвые,
Не чините терниев,
Не точите лезвие
За долги дочерние!

Из темницы-данницы,
Со слепой окраины -
Он свое отмаялся -
Отпустите Каина!
С царскою наградою,
С ласковым велением:
Принесет он радугу
Во мое спасение.

На лугах предания
Голоса ожившие
Отпоют страдания
И любови бывшие.
Кану, окаянная,
В донник неигольчатый,
В медуницу, пьяную
Звоном колокольчика!

Раду-раду-радугу
Воспою весеннюю,
Раду-раду-радуясь
Новому везению:
Боги все и дьяволы -
Общие садовники -
С пением оставили б
Заросли терновника!



7. Феникс  80 Kbps

Дорого - пробить панцирь.
Новых три луны ада
Капает с ресниц, пальцев,
Все опять не так: Ладно!
Не убережешь грима,
Запоет душа злее,
Если прогорю мимо -
Ни о чем не пожалею.

Дорого носить звоны -
Дешево бежать в щели.
Хохочи, весна: вона,
Феникса опять съели!
С воздухом в живот метя
Пулей проливной в вечность,
Догоняет вор-ветер
Раздувать в глазах свечи.

А за глазами соль с перцем,
Темнота рычит - выдавит затвор.
Есть еще на жизнь вето,
Но уже дает трогать.
У сокола одно сердце,
Крылья, лапы, хвост, прочего всего -
А меня почти нету…
Но зато сердец - много!

Унеси их прочь, ветер,
Не мое не тронь - смажет:
Вынутый из вод светел,
Вынутый из дел страшен!
Ворожу луной, глянцем,
В тень по одному прячу,
В кончиках ресниц, пальцев,
Чтобы возвратить - зрячих.
Чаяний моих шире
Весен голубых кроны,
И звенит капель миры
В центр моего схрона.



ТАНЕЦ РУСАЛОЧКИ  56 Kbps


Шутит ветер надо мной:
Пустяковая отрада -
У меня в воде вино,
А тебе вина не надо…
Дотянулась, как звезда
До звезды - такое дело:
Торопилась тут и там -
Да, как видно, не успела

   Быть здесь
А твой корабль отчалил.
   Жить здесь
Не поминай в печали!

Палит пушка на помост,
Где на цыпочках в тревоге
Я танцую, рыбий хвост
Променяв на эти ноги.
Если что - подумай сам:
Ну откуда будет сладким
Выражение лица,
Чтоб при этакой зарядке

   Быть здесь
А твой корабль отчалил.
   Жить здесь
Не поминай в печали!

Снова в зеркальце гляжу -
Отраженье раскололось.
Молча по ножу хожу -
А у ведьмы нежный голос.
Манит море - да на кой
Все русалочее счастье?
Твой нетронутый покой
Разорвет меня на части…

   Быть здесь
А твой корабль отчалил.
   Жить здесь
Не поминай в печали!



ПЕСЕНКА ГЕРДЫ  56 Kbps


Кань иголкой - в море невода.
Сто осколков - горе не беда.
Сто исканий - сказки на воде,
Лед и пламя родины людей.
Ран горячих ввек не утоля,
Манит знать, ответа не суля,
Грезит нами -
   лед и пламя -
      сердца осиянная земля.

Чутким зреньем в дали различи
Троп оленьих чистые ключи,
Вспомни строгость хлеба пополам,
Дым высокий ветхого тепла.
Сник - безмолвен - парус февраля,
Спит в зимовье кормчий у руля…
Плачь над нами,
   лед и пламя -
      сердца осиянная земля.

Море бьет за рамы окоем,
Тай, осколок, в пламени моем!
Даром в небо канувшей звезды -
Сказки странствий, зерна доброты,
Жар упрямый северного дня,
Ясный холод вечного огня -
Смейся с нами,
   лед и пламя -
      сердца осиянная земля!



ДИКИЕ ЛЕБЕДИ  56 Kbps


Белая стая - на озеро млечное,
Звездную, пенную сдует к утру…
Я ж завлекусь, залюбуюсь - беспечная,
Мне всё одно пропадать на ветру!

Столько молчанья - сгорю ли, воскресну ли?
Столько крапивы - в лесу не растет.
Братья забудут, а стая небесная -
Белая стая - с собой не возьмет…

Солнце мое, я ликую - не сетую,
Как пропаду, попроси за меня:
Дикому лебедю - песню пресветлую,
Брату второму - земного огня!

Милость и жалость - греху человечьему,
Ревность и равность - для птичьих богов,
Счастие всё - за надежду извечную…
Вот - я иду - что ж ты хочешь, Любовь?

Взору бессонному - звездочку дальнюю,
Древо сухое - ночному костру…
Брат, подари мне улыбку прощальную -
Мне всё одно пропадать на ветру!



ДЕВОЧКА-ПЕСЕНКА  56 Kbps


Девочка-песенка -
Из какого края? -
Манит по лесенке
Как свет играет:
Вместе - разлучница,
Врозь - как получится,
В омуте плакала,
От боли не пряталась,
Вслух - ничего не говорила…
А знаешь, мой лакомый? -
Издали, рядом ли -
Мне - вся веселая твоя сила!

Лики меняются
Как свет играет:
Лишку намаяться,
Коснуться края…
Вместе - не по сердцу,
Врозь-то не спросится:
Карие ль, серые?
Всего-то подвигу -
Вслух ничего не говорила…
А знаешь - безмерная
Жизнь моя - под ноги
Тебе - всей землей покатила!

Дар мой безвременный -
Все мал, все всуе.
Голос твой - кремень мой -
Ведет немую:
Ликами разнится,
Звуками дразнится,
Что ни отдам тебе -
Прахом все, дымом…
Лишь Девочка-зов - из какого края?
А знаешь, как там -
Куда глаз не подымем, не смеем -
Мой свет - моя Песенка играет!



ГЕОРГИЙ  56 Kbps

Переулочек, переул…
Горло петелькой затянул.
   А. Ахматова

Так добей меня, Георгий!
Ерунда - оно срастется.
Новый бросит камень горький
Всесжигающее солнце
В несгораемое сердце -
Цвет, пыльца, и воск, и деготь, -
И пойдет считать коленца,
Вверх по лесенке, тревога:

Переулочек, переул…
Горло петелькой затянул.

Тем упрямей шепот: "Пой же",
Тем дороже свет кромешный.
До рассвета стало дольше -
Если жив еще, конечно…
Звон разрывный, слышишь, вторит:
"Боль - не ниже колоколен,
Вышел в сердце - вышел в море"…
Я молюсь за тех, кто в боли,

Переулочек, перекат,
За Георгия, за набат…

Переулок не задушит.
Смерть - не ниже и не выше.
Может быть - за ваши души.
Может - кто-нибудь услышит -
Как от звука, от удара
Течь. И сердце хлещет мимо
Мира - в копи или даром -
В небо. Неостановимо.

Перекатится невпопад
За Георгия, за набат…



КИМ  56 Kbps


Это лицо -
Крылышки мотылька…
Эй, колесо, вспять!
Есть - лишь одна - река.
Сущее спит днем -
Но оживает тьмой.
Участь завидная -
Просто хотеть домой…
Просто спеша, греша:
Это потом, потом,
Слышишь - один шаг!
Это же мой дом.
Вспышка - и вновь темно -
Слишком врата узки,
Ты не пойдешь со мной -
Я не найду реки.
Пальцы одной руки -
Но не одной тропой.
Я не найду реки.
Я не пойду с тобой.

Мы не найдем зла -
Разве что я умру.
Где упадет стрела,
Там ты начнешь игру:
Снова стена, карниз -
Это не вскользь, не вдруг,
Чела идет вниз -
Гуру идет на круг…
Воды всех рек горьки,
Крутится колесо,
Кружатся мотыльки -
Это мое лицо,
Это вчерашний путь,
Это все пыль - слова
Сыплются, ну и пусть,
Может быть, я жива…
В общий огонь - огни,
Но не одна - вода,
Может быть, все они
Где-то впадут туда…

Это лицо -
Крылышки мотылька…
Стой, колесо!
Есть - лишь одна - река…



ОХОТНИК  56 Kbps


Не проститься до дальнего стреженя,
Не оставить слепого дерзания -
Не стихая, в подсветке-прорешине
Жжет за словом - мое несказанное.

То ли радость спешит за отчаяньем,
То ли нежность - легка на посмешище,
То ль теряла кольцо обручальное,
То ли свет на дороге немеркнущий…

Спит охотник до зимних экзаменов.
Сколько стрел наудачу - на сторону?
Если вытянет меткую самую,
Это будет другая история…

И склонилась любовь, что от ран его, -
Будто матерь вошла с утешением:
Если горе - так самое странное,
Если мелочь - так мелочь блаженная!

За оградой - тропинка качается,
За словами - века, но воскресные,
За ветрами - такое случается!
Не отринь меня, птица небесная…



СВЕТЛЫЙ МАЙ  56 Kbps


Светлый Май - нареку. И забуду.
Я обидой не жгу эту плоть,
Не стыдится своей нищеты тело, вскрытое:
Холодам на смерть - к обновлению,
Всем ветрам на игру - к звону-лепету.
Кто вчера хоронил мертвецов,
Посмотри - я ли - дочь Твоя?..
А зовут меня Май, Светлый Май.

Светлый Май… Доведу - не забуду,
Зла на сердце для вас не держу:
Сотворцы преходящих имен,
Игр сообщники -
Кто ты, светлый мой?
Кто ты, светлая?
Всем ли вдосталь - вода молодильная?
Ваша ль песня, восставшая днесь:
"О, ликуй, я - дитя Твое,
А зовут меня Май, Светлый Май! "



ЖЕСТ  56 Kbps


Лето было - не было? Жар не впрок.
В перекрестье чужих дорог,
В воркотне не моего покоя -
Где я теперь? Кто я?

А проще б маяться в пустоте.
Много, знаешь ли, встречных тех -
При парусах и с такой струною:
Слышишь ли песню чужого зноя?

В нем и утони, а своего не надо.
Нету тебя, так что гляди-подглядывай:
Тоже ведь варяги, тоже путешествуют,
Только что живые - с голосами, с жестами…

Голоса-то нет, так говори - не заговаривайся,
Жест такой найти бы, чтоб идти да не заваливаться, -
Во как нас качает, сирых, городами-весями,
Как без центра тяжести сложно с равновесием…

Легче пуха. Но без крыла.
Давали версты - война брала.
Лета не было. Жар не впрок.
Исчезаю из всех дорог…

А то бы с первым встречным - мне все равно,
Лишь бы с парусом и струной…
Да только через пять минут позабуду -
Куда и с кем. Буду ли?



ДОРОЖНОЕ


56 Kbps

Лица не помню: разные черты,
Как близишься, на свете проступают.
Я вижу новый сон - в беспамятстве, как ты, -
И каждый предыдущий забываю.

Избавленной от прошлого вполне,
Мерещится при соприкосновенье:
Две тени в пустоте, в дорожном полусне -
Нездешнее бездомное мгновенье.

Тогда иду, не ведая пути,
Попутчика в лицо не узнавая,
И новые слова хочу произнести,
Но каждое до времени растает.

Напомнишь ли: предчувствием беды
Еще вчера мне виделось сближенье?
Но ты забыл мои вчерашние черты,
Насмешливостью пряча удивленье.



2  56 Kbps

Как простила ночь меня -
Выкормыша черного,
Как прогнала прочь меня -
Да не дорогой торною!
Ты впусти меня, впусти,
Волюшка застенная -
Беспощадны все пути
Моего везения.

А река из берегов
Не упустит случая…
Сжалься, милый, над рекой -
Насмерть не замучаю!
Как горда была с людьми -
Вот - стою на паперти…
Теплых рук не отними
От холодной памяти!

Застывала подо льдом,
Таяла по-вешнему,
Заливали в решето,
Посылали к лешему -
Не нарочно. Поделом -
Долго отдыхала я…
Даже прошлое светло
Под твоим дыханием!

Что бессонная трава:
Сникла - распрямилася.
По вине отдаровал
Толикою милости.
Жизни солоно простив,
Как бы там ни пела я -
Нету силы супротив
Моего терпения!



КАЖДОЕ ПА ЭТОГО ТАНЦА  80 Kbps


Все наготове. Не надо стучаться.
Входят чужие в открытые двери,
Двери захлопнутся, время отмерит
Каждое па этого танца.
Пели и пили - а ну-ка пляши-ка!
Взращивай прошлое семя порока,
Травы невинны, серпы не жестоки -
Осенью спалим с невиданным шиком…
Так ли задумал творец всесожжений,
Враг бессердечья и легкой наживы? -
Нужно сравняться в безумии с Шивой,
Чтобы не выпасть из точных движений.

Долг платежом - не копите проценты.
Только за танцы идет предоплата.
Несколько па - и свобода атлантам -
Музыка - Занавес - Аплодисменты!
Наш кредитор настигает внезапно -
Камни пойдут в ожерелие Феба.
Нужно сравняться в отчаянье с небом,
Чтобы не вздрогнуть от нового залпа,
Падать к чертям Кастанеды и Тайши,
Плакать больным и растерянным Буддой…
И восходить к беспредметному блуду -
Лишь для того, чтобы двигаться дальше.

Пищей для льва, вороному под ноги,
Пусть этот коршун мне выклюет сердце,
Жанной д'Арк - хоть в огне отогреться -
Но не столпом соляным на дороге!
Страсти бегут от боязни и лени,
Судят - жалея приюта и хлеба.
Нужно сравняться в прощении с небом,
Чтоб перед каждым вставать на колени…
Выпей и ты из протянутой чаши,
Здесь никого не просили: "Останься" -
Каждое па этого транса…
Лишь для того, чтобы двигаться дальше!



ВОЗДУШНЫЙ ШАРИК  80 Kbps


Я хотела подарить тебе воздушный шарик.
Я мечтала пригласить на карнавал.
Но - кто шарик надувал - он в том искусстве шарит -
Он не раз меня на этом надувал.
Я бы злилась безутешно на его проказы,
Но смеялась отрешенная душа:
Он опять его наполнил невозможным газом -
Ты таким, конечно, сроду не дышал.
А рядом облачко-сачок - не пляшет, дразнится…
Сыграем, что ли, в "выше ноги от земли"?
А что руками не поймать - какая разница,
Ведь эти руки ничего не сберегли.

Здесь все меняется и, в сущности, бесформенно…
О, не пугайся, - я испачкалась золой.
Там, на земле, вся жизнь прошла у печи доменной,
И суть в огне стальною сделалась иглой.
Игла струною зазвенит, и связь негласная
От оболочки к сердцевине огневой
Вернет прозрение, и музыка всевластная
Дождем весенним разольется над бедой.
И прорастет трава, где нас не берегли пожары,
И боль последняя - от этой не сбежать:
Если б каждому - такой неповторимый шарик,
Можно было бы и вовсе не дышать…

Если б каждому такой - неповторимый - шарик,
Не кончается волшебный карнавал!
Но - кто шарик надувал - он в том искусстве шарит,
Он не раз меня на этом надувал.
Без обиды повторяю - все его проказы,
Как всегда, несвоевременный удел:
Он опять его наполнил невозможным газом,
И таким никто дышать не захотел…



САД  80 Kbps

Неужели, Мария,
только рамы скрипят,
только стекла болят и трепещут?
Если это не сад -
разреши мне назад,
в тишину, где задуманы вещи.
   О. Седакова

Где ты живешь, пока мы играем в войну?
О если б на "этом" свете забыли "тот"…
Область согрева душ за одну весну
Больше, чем сектор обстрела в военный год!
Рамы скрипели - но не ломались,
Стекла болели - но трепетали…
Падали в сад с улыбкой стигийской,
Флейта звенела с круч
И растворялась мало-помалу -
Не доносили и не отдали,
Жар разметали солнечных дисков
И возвращали луч.

Если ты можешь выйти сухим из бед -
Это еще не повод носить медаль:
Побереги тормоза, не сломай хребет -
Но не держи на коленях свою печаль!
Рамы скрипели, рамы трещали,
Стекла до дна, до крови промерзали
В сад - но чужой, как в чужие карманы,
Флейта сходила с рук.
И не в саду - а в зрительном зале,
Не за столом - уже на вокзале
Нас провожали, хмурясь с экрана
В замкнутый старый круг.

Смелость в который раз прекратить пальбу -
Это совсем не факт ошибиться вновь.
В тысячный раз искупить, искусить судьбу.
Не устаревший шанс - пригласить Любовь…
Рамы скрипели, но не ломались,
Стекла болели - но трепетали…
Падали в сад с улыбкой стигийской,
Флейта сводила в круг
И растворялась лесом помалу -
Вот доносили б и раздавали,
Сколько б раздали солнечных дисков,
Не обжигая рук!



ГЛУПАЯ ПЕСНЯ  80 Kbps


Подают вина и хлеба,
Соль и дырку в кошельке
Глупым детям, что у неба
На коротком поводке.
Ничего не выбирая,
Пляшет рыжая судьба -
Хошь от печки - от сарая -
От фонарного столба…
Не для ада, не для рая,
А от кукольного лба.

Если ниточки провисли,
Вспомнишь, сидя на мели,
Что коротенькие мысли
Буратино не спасли
От обмана и отказа,
От сумы и от хулы,
Станешь больше - но не сразу,
Станешь меньше - провели…
Вправду ль гибель Карабаса
Здесь - на кончике иглы?

Ходит взрослый с коромыслом
(Взрослым нитки не нужны),
А из ведер плещут мысли
Потрясающей длины.
Только умному не хватит
Для веселья, для весны -
Неосознанного счастья
И осознанной вины,
Поездов и пересудов,
Этих чертовых колес…
Ах, разбитая посуда,
Море сказочное слез!

Зря слезинка не прольется:
Что упало - проросло.
Дураку - везде под солнцем,
Как за пазухой, тепло.
Не пропали мы покуда,
Что ж ты, рыжая, пляши!
Подвирая бедно ль, худо -
Хоть во что-нибудь впиши
Непроявленное чудо
Глупорожденной души.



ПЕСЕНКА ГОНДОЛЬЕРА  56 Kbps

Это будет то, что я хочу.
Остальное бедно и обидно.
И задуй мне душу, как свечу,
При которой темноты не видно.
   О. Седакова

Сокола и змея,
      поместья и трон короля -
Всё, что я имею -
      не меньше, чем эта Земля!
Кредиты,
Часы золотые
      и жар гондольера -
      в меру
Доныне никем не убитой
Безумной мечты.

Грубы марсельезы -
      от них так красно на заре…
Порвано железо -
      и песня звучит в серебре:
Ты можешь
Вернуться в Сорренто
      к любому куплету -
      к лету -
С любых перекрестков расхожих
И дальних морей!

Мыслями кочуя,
      ты машешь рукой с корабля.
Все, чего хочу я -
      не меньше, чем эта Земля!
И каждая ночь
Как последний глоток
      гондольера -
      в меру
Всесилья блуждающей строчки
В огне золотом.

Где-то там влюбленному
      времени скажет - впусти! -
Девочка из Звона,
      что встанет тогда во плоти.
И все мы оставим
      оркестрам свои партитуры
      и, щурясь
От светлой и нежной октавы,
Уйдем в высоту…



ПТИЦЫ МОИ - ВОРОНЫ

80 Kbps

Подарком неразгаданным
Горит заря озимая.
А много ль сердцу надобно? -
Лишь свечку негасимую.
И я пришью на радужку
Еще одну заплаточку,
Ты покачай, Иванушка,
Мою больную ласточку.
Уж осень расстарается
Последним бабьим месяцем -
Покоит душу-странницу,
Пока она надеется…

Светла,
      да птицы мои - вороны,
Дорога моя тайная
Вела
      во все четыре стороны,
А выбрала - метание.
И путь сей рассекается
Острейшим в мире месяцем,
Клубочек разбегается -
Натянется - изменится.

Ах, не звезду падучую,
Зимою - снега горсточку…
Не столько память мучает,
Как пробирает косточки.
Не запаслась соломою -
Зажмуриться, раскаяться -
Но, как у куклы сломанной,
Глаза - не закрываются.
Нет камушка на камушке,
Так погляди ж воочию:
Зачем, дурак Иванушка,
Тебе такая вотчина?

Светла,
      да птицы мои - вороны,
Дорога моя тайная
Звала
      во все четыре стороны,
А выбрала - страдание.
И путь сей освещается
Светлейшим в мире месяцем,
Клубочек, знай, вращается -
Отмолится - отбесится.

Немногим сердце греется,
Перебирая ласково
То ветряные мельницы,
То сундучок со сказками.
А осень лечит травами
И ягодами волчьими,
Льет солнце неразбавленным
На проклятую вотчину.
И чище бы, и проще бы…
И знают правду вороны -
Как узок путь от площади
На все четыре стороны.

Вольна,
      да птицы мои - вороны,
Дорога моя тайная
Темна
      на все четыре стороны,
И выбираешь дальнюю.
И будто обещается
Покой без расставания -
Клубочек возвращается
В родимое сияние…



80 Kbps

Вышивала небо блеклое,
Исколола пальцы звездами.
А была тогда я беглая -
Говорят, за то и воздано,
Мол, и впрямь хотела вольною
Косы долгие отращивать…
И глотаю правду гольную,
Вспоминая немудрящую:

У беды - слезы золотые,
У разлук - ласковые плечи,
У обид - пули холостые,
У судьбы - сахарные речи.
И пропели мне утешную -
Ад мой согрет,
И забрали б душу грешную…
Только меня здесь - нет.

Посылали зерна встречами,
Падал грош в копилку медную.
А была тогда я певчею -
Нынче, стало быть, и нет меня,
И бредет за мною тень ее,
Как усталые соратники…
Забери меня на Бдение -
Подари меня на Праздники!

У беды - слезы золотые,
У разлук - ласковые плечи,
У обид - пули холостые,
У судьбы - сахарные речи.
И пропели мне утешную -
Ад мой согрет,
И забрали б душу грешную…
Только меня здесь - нет.

У окна глаза раскрытые -
Не проспать восхода отчего.
Ведь коснется - позабытого -
Вот и рамы позолочены.
Кто же вышьет чистым голодом
На подушку для неспящего
Небо, бледное от холода -
Вспоминая настоящее?

У любви - верные заклятья,
У тоски - преданные зубы,
У зимы - крепкие объятья,
У вины - праведные губы,
Что пропели мне утешную -
Ад мой согрет,
И забрали б душу грешную…
Только меня здесь - нет.



3

Клубится дым, тревога нарастает,
И от весны остались сожаленья.
О, погляди - как, вьюгу коротая,
Мы клянчим - кто с вином, кто на коленях -
Открытия дорог и песнопенья…
Но, знаешь, неподатливы дороги.
А может - истощается терпенье
И уваженье человека к богу.

Загустеет тьма
Или же рассеется -
Что тебе зима,
Ветряная мельница?
Грейся от свечи,
Не жалей о пролитом,
Дни мои в ночи -
Ночи мои в золоте!

В нас тишина неспешного хожденья
По камню и по выпавшему снегу,
И проблески внезапного рожденья,
И радость человека человеку -
Ведь для того, кто стаявшего века
Не просит и прощения не чает,
Есть уваженье бога к человеку,
Которого никто не замечает.
И время истекает, истекает,
И больше - утешения не надо,
И души за потерянного Кая
Еще исходят землю ад за адом.
Еще полюбят землю - ад за адом,
И мужество пребудет в пути,
Ведь у каждого по солнцу в груди -
И бояться его не надо…

А кого ловлю -
Мне про то не сказано,
Я всегда голю -
И глаза завязаны.
Что вернет покой -
Верный - чары клевера,
Встреча за рекой
Или ветер с севера?

Ноша легка -
Это для инородца
У свободы злые пути.
Здесь облака
Не закроют мне солнца -
Потому что солнце - в груди.
Эта жизнь,
Что себе не рада,
Позабудет скуку и страх -
Ведь у каждого по нитке в руках
И спешить
Никуда не надо…



ЗВУКИ


1

Шевелящийся во мне,
Не утешенный вокзалом,
      Возникая - не дойдет,
      Оживая - пропадет,
Словно кто-то в тишине
Гладит клавиши рояля,
По поверхности скользя
Не совсем определенно:
      Тронет ноту … помолчит,
      Тронет ноту … помолчит.
Не дотронуться нельзя,
И дотрагиваться - больно.


2

Этот звук нравился мне.
До первого повторенья.
Даже этот.
Или на мне больше нет кожи?


3

Как из рук,
не опущенных - чудом -
для новых причуд, -
каждый звук,
за который молчу
и еще отмолчу.


4

Затянула узел крепче я -
Коготку не рада.
"А была я птица певчая…"
А теперь я падаль.


5

И повторение иссушит
Желанья, песни и пути,
Чтобы нести чужие души,
Как камни на груди.



ШЕСТЬ ЧАСОВ ВЕЧЕРА ПОСЛЕ ВОЙНЫ  80 Kbps


Кони цокали копытами,
Кусали удила -
Мы не давали им остыть,
Мы торопились умирать.
Словом били битого,
Бросали все дела -
Мол, восстановятся мосты,
Когда закончится игра…
Это море по пояс,
А беда не вина,
Это северный полюс,
А расплата одна:
Каждый третий на льдине
(Остальные - в запас)
Ждал себя в карантине,
Продолжая рассказ…

Только свечи мы палили на солнце…
Эти свечи мы палили на солнце!

Кто сказал, что здесь условия
Игры всегда бескровны?
А что было, ты поверь, -
Не твое и не мое.
Встань у изголовия,
Жестокая любовь!
Да кто б мы были без потерь, -
А от удара мы поем…
Это горе в аорту,
А причину избыть,
Это прошлое к черту -
Этот свет не убить!
Каждый "ежик в тумане"
Попадет в колесо,
Расплывется в обмане
Дорогое лицо…

Только свечи мы палили на солнце…
Эти свечи мы палили на солнце!

Мы ослепли, изучая,
За каким из окон ярче, -
С ветром души отлетают
Не вернувшихся с весны…
Ты не огорчайся:
Только солнечные зайчики
Сегодня не линяют
(Просто не было вины).
Шесть часов вечера
После войны,
Солнце на плечи,
Мосты сожжены…

Не называй проходящих насквозь или мимо, -
Нету имен, как приюта, у ветром гонимых…
Только свечи мы палили на солнце…
Эти свечи мы палили на солнце!



НО…  80 Kbps
(по сказке Р.Киплинга "Железное кольцо")


Покуда жизнь корпит над делами,
Да будет без обид между нами.
Пусть, притворяясь пастырем и богом,
Пасет мечты и гонит за итогом -
Кольцом раба работы Тора,
К исполненью приговора -
Не скромней тернового венца…
Но… твой ли это Сад?
Чьи - яблоки висят?
Чей - ржавый ободок раба и вора
На шее - от железного кольца?

Два цвета - наяву недотроги.
Я слышу больше двух на дороге -
Покуда, чертыхаясь, черным ходом
Крадемся на другой конец свободы…
Танцуй, глупыш, но - тише, тише,
Все равно не будет ближе,
Принимай течение в глаза!
Но… твой ли это Сад?
Дно… прямо и назад…
Как не устанет маятник, бросая
Отчаявшую душу на весах?

Ослепшим из слепых бросить камень.
Не бередя тропы под ногами,
Войти без слов в туман к случайным встречным,
Чтоб потерять сознание беспечно!
Каким прозреньем удостоен
Кануть ранами в ладони
В гавани "разбитые сердца"?
Но… твой ли это Сад?
Дно… жалобы птенца…
Как не устанет любящий в погоне
За светом уходящего лица!

С горем от ума - не бороться.
Было б закромах много солнца.
Есть мнение, что песенка в мажоре -
Как мирящий елей на бурном море,
Порыв отчаянный на ниве
Быть хоть чуточку счастливей,
Шут у ветра - флюгер-егоза!
Но… твой ли это сад?
Дно… дальше небеса…
Как не устанет голос после срыва
В миноре предыдущего конца!



ЧУЖЕЗЕМЕЦ  56 Kbps - рабочая запись  80 Kbps - с альбома 'Волчий виноград'


А слетала ты ко мне на окно,
Ослабевшая птица…
Видно, ткали мы не то полотно,
Чтобы вновь не родиться.
То мешали нам летать провода,
То душа продавала -
Так врастали мы в свои города,
Что любовь убивала.

Возвращаться на обугленный мост -
Нет страшнее урока.
Здесь для спящего - и дом, и погост,
Чужеземцу - дорога,
Где пристанища под небом чужим
На сто верст не отыщешь.
А враги кормились горем твоим -
Так не дай же им пищи.

Так не дай же им надежду и страх
Неостывшей монетой,
Пусть останется лишь кровь на губах
Да ушедшее лето.
И забуду я молиться богам
И в молчание кану,
И опять я предпочту берегам
Пустоту океана.

Пусть стекает вместо слез тишина
Прямо в гулкую Лету,
Если эхом отразится волна -
Я узнаю об этом.
Память будет убивать - не убьет,
Но сама возродится,
Отпуская на последний полет
Одинокую птицу…



ВОЛЧИЙ ВИНОГРАД  80 Kbps


Руслану Бажину

Чтоб думать только об одном
И слышать самый тихий зов -
Хлебнуть невидимого сном
Еще глоток - и путь готов.
И тем стремительней подкожно
Нарастает торжество,
И расточительная ложь
Из нетерпенья твоего
Расправит белое крыло
И повреждает зренья ствол,
Но, обойдясь немногим злом,
Ты усмиряешь произвол.
И упускаешь - слышишь, друг, -
Звезду, что ярче всех глядит,
И с ней - пронзительнейший звук…
Пусть улетает, пусть летит.

И, умаляя до основ
Любви обыденной черты, -
Как на коленях, но суров
И обращаешься на "ты".
Без сожаленья и стыда,
Все подминая - страсть и цвет, -
Прорвется чистая вода,
Творя по клетке плоть во свет…
Не дрогнул маленький солдат
С большой вселенной визави,
Так и не выпустив штандарта
Самой маленькой любви.
Как будто мыслями о ней
К лозе невидимой привит -
Мы знали ягоды сочней,
Но выбирали - волчий вид.

Мы покидаем эту клеть,
И круг обратно не замкнуть.
И если стоит снова петь -
Так петь, прокладывая путь.
Чтоб колыбельною лозой
Тот путь вовек тебя обвил,
Чтоб слышать самый тихий зов
И песни маленькой любви.



ЛУННАЯ РАДУГА  56 Kbps


Благодарю, благодарю -
Мне что сиянье, что затмение.
Со стороны луны смотрю,
А что напротив - как знамение.
Вскользь облака по витражу,
Пейзаж видней на расстоянии,
И, хоть пощады не прошу, -
Какую веру я ношу,
Да обрела без покаяния.

Под страхом будней не хожу -
Благослови судьбой гонимого,
И я привета не прошу,
А лишь присутствия незримого.
Пейзаж изменится слегка
От хода жизни непреложного,
От дуновенья ветерка
Скользит пушинкой по щекам
Мое тепло неосторожное.

Как получилось, не скажу -
Мне нынче снова воскресение.
Какую силу я ношу,
Да получила без прощения.
То мрак спасет, то свет гнетет,
Но шаг за шагом - невозможное,
И лунной радугой взойдет,
По капле в души упадет
Мое тепло неосторожное.




I. Волчий виноград          II. Облик          III. Письмо в никуда         IV. Время бабочки

Вернуться к Оглавлению



Стихи и песни

afra2004@yandex.ru

© Ольга Афраймович, 2003 г.

Главная Новости Статьи Стихи и песни Альбомы Фотографии Рисунки Ссылки Связь


Рейтинг@Mail.ru